Выступление на депутатских слушаниях законодательного собрания С.-Петербурга "Проблемы образования в Санкт-Петербурге в период экономического кризиса" 2 июня 2009 г.

ОБРАЗОВАНИЕ: КОМУ НУЖНО КАЧЕСТВО?

А.Ю.Утешев

Так получилось, что я — по возрасту и положению — оказался «на грани». В 1984 году я закончил университет, т.е. я попал на советскую систему образования, и с тех пор работаю уже в постсоветской системе (25 лет стажа). Преподаю высшую алгебру на первом курсе, т.е. имею дело с выпускниками школ: сразу же, как только они поступили, они оказываются у меня на курсе. Кроме того, последние 7 лет — с 2000 по 2007 гг. — я исполнял обязанности председателя методической комиссии нашего факультета, т.е. отвечал за содержание учебного процесса — организацию «кого, что и как учить будем». И в ходе этой общественной работы мне пришлось «выходить в люди» — обращаться к работодателям, организовывать «круглые столы» – для решения основной проблемы образования: чему учить и как учить. И основной тезис моего выступления идет несколько вразрез с предыдущими докладами. Основной проблемой современного образования я считаю отсутствие целей у этого образования. Целей, которые внятны и разделяемы всеми участниками процесса: студентом, преподавателем, работодателем и обществом, в том числе и государством.

Еще раз: чему учить и как учить? 90-е годы — угар либерализма, вузы брошены в свободное плавание. То есть государство нас как бы финансировало, ну а мы как бы учили — чему могли, одним словом, выживали. Ну, эту эпоху вы помните — мало приятного. Наши студенты нам в упор заявляли: «Мы ничего делать не будем, мы пришли сюда за дипломом, вы обязаловку какую-то делаете, но мы на нее плюем.» К счастью, эта эпоха закончилась — чем закончилась? — кризисом. 1998 год. Слава Тебе, Господи! После этого стали приходить «внятные» абитуриенты. Они немножко протрезвели, они стали понимать, что рынок — не «халява», что какие-то знания там все-таки нужны. Это — с одной стороны. С другой стороны, вузы научились худо-бедно выживать: такой нищеты, что была в 90-е годы, уже не было. Но одна проблема сменила другую: не было денег — было плохо, появились деньги — стало еще хуже. Кто платит — тот и заказывает; где кошелек — там и сердце. Цель образования стала: работать «на кошелек».

Еще какой аспект надо отметить. В 2000-м году стали осмысленней требования работодателей — они стали спрашивать: «Кого вы там готовите? Как можно вам помочь, что–то исправить и так далее?» Это — положительный аспект. Итак: абитуриенты стали умнее, родители стали умнее, работодатели стали интересоватьcя на предмет «что там у вас внутри?» Даже какие-то попытки госзаказа со стороны правительства Санкт-Петербурга стали приходить… Hо тут на нас, наконец, обратило внимание «большое» правительство — своей реформой. Которая своей целью никакого отношения к основной цели образования –– чему учить и как учить — не имеет. То есть все эти формы, эти ЕГЭ, а еще Болонский процесс (о котором сегодня почти не говорили), — они какие: хорошие или плохие? Да они — никакие! Сами по себе, в абстрактном понимании, они могут быть и хорошими и плохими. Это — средства. А цели-то государство не поставило! Кто нужен государству? Мы что — ориентируемся на рынок? Мы прошли кризиc 1998 года? — Мы вляпываемся в кризис 2008 года. В результате этот рынок — который, вроде бы, требовал юристов, экономистов, политологов — весь пошел вниз. И даже информационные технологии под угрозой находятся. Потому что основная масса заказов поступала, как выяснилось, из-за границы. И сейчас большинство фирм не берет на работу! В этом году они сократили прием, что будет дальше — непонятно.

Итак цели — кто их выставит? Государство? – Ну мы с вами понимаем, что к государству отношение подозрительное. Рынок? — Ну два кризиса уже пережили. Абитуриент может поставить себе цели? — Да тоже очень сомнительно. Остается — все общество. Вот это и есть – конечная точка. Кризис — слово греческое, оно имеет смысл «поворотный пункт». В какой-то момент жизнь нам поставила вопросы, на которые мы должны ответить. Основная проблема современного образования — проблема целеполагания: куда идем и что строим? Кто должен выставить эти цели? — Все участники процесса, в том числе и государство.

Второе: контроль «на выходе». Бездумное распыление денег над вузами приводит к тому, что эти деньги тратятся «в никуда». ЕГЭ — это плохо, но это — хоть какой-то внешний контроль, он хоть как-то отражает реальность ситуации. Точно такой же внешний контроль должен быть на выходе из вуза. Да, нужно финансировать, но нужно и спрашивать. Кто должен спрашивать? Само по себе вузовское сообщество не способно с этим справиться в одиночку, обязательно требуется внешний контроль.

Третье: защищенность всех участников процесса от произвола. Я имею в виду: руководителей вузов от министерства, преподавателей – от руководителей вузов, школьных учителей — от директоров, социальная защищенность обязана быть.

И последнее: в момент кризиса не надо усугублять кризисные процессы. Все попытки реформ, которые даже начинались ранее, нужно приостановить. Я имею в виду и ЕГЭ и Болонский процесс: не надо увеличивать хаоса.


2010/02/24 08:50